sch_haifisch (sch_haifisch) wrote,
sch_haifisch
sch_haifisch

Categories:

Небольшой итог-2

Продолжаем разговор. На этот раз - об идейном состоянии общества к 2008 году и его реакции на некоторые события того времени.

Что приблизительно мы имели на тот момент? Мещанин по-прежнему хотел просто жить, с колбасой, без идей и во имя процветания Настоящего Мужика, благо ужасы девяностых остались в прошлом, террористы в крупных масштабах его больше не тревожили, в порядки нулевых он кое-как врос, успокоился и поверил в грядущее неуклонное увеличение количества автомобилей в его владении, несмотря ни на какие шероховатости бытия. Декларируемая колбасная безыдейность, правда, не слишком отличалась от декларированного конституцией отсутствия государственной идеологии в России: если кто-то приходил к мещанину с коммунистическими идеями, он принимал позу мудрого циника и принимался сыпать безмозглой обывательской пошлятиной типа "это утопия", "это мы уже проходили", "частный собственник эффективнее", "я при совке два года в очереди на машину стоял", но вот патриота или его частный случай в виде попа он слушал весьма и весьма внимательно. Либералов он, правда, чаще всего не очень любил - стандартный бытовой шовинизм и комплекс Настоящего Мужика вступают в противоречие с продвигаемыми либералами общечеловеческими ценностями, подразумевающими, например, что махать большой ракетой на этой планете позволительно только Джону, а Ванька должен ракету сломать и пойти каяться за преступления большевиков.

Либерал понемножку подвисал в воздухе. Хотя вокруг царили чаемые им рыночная экономика и неослабевающий накал антикоммунизма, но воздух свободы портился всё сильнее: в борьбе монополий за собственность и верховную государственную власть побеждала эстетически неприятная либералу партия гэбэшников и прочих silovikов, а господин президент от быдлошуточек, которые ещё как-то можно было терпеть, перешёл к возмутительным мюнхенским речам, в которых тихонечко и аккуратненько намекал большим дядям, что он тоже хочет быть большим дядей. Возникающее противоречие имени Джона и Ваньки ставило либерала в изоляцию в душной компании мещанина, патриота и начальника-в-телевизоре. Тот факт, что отодвигаемая немножко в сторону либеральная группировка начальников оставалась и при собственности, и во власти у рычагов экономики, и вообще представляла собой органическое единство с silovikами и даже господином президентом, либерала из народа утешал слабо.

Патриот расправлял плечи. Наконец-то он совсем перестал быть маргинален и мог воображать, как Россия встаёт с колен, как она побеждает в борьбе за трубу Украину и Белоруссию, мог даже смотреть об этом по телевизору и забыть о прежних хулительных передачах, мог ходить в церковь с уверенностью, что больше никто не смотрит на него как на придурка, мог гордиться своей русскостью и ругать Америку, встречая отныне полное одобрение таких же расправивших плечи окружающих, сбросивших с себя оковы или заблуждения либерализма. В сущности, это был продвинутый мещанин, начавший читать книжки про танчики, священную Корсунь и французскую булку и вообще задумываться о каких-то вещах за пределами материального потребления и двинуть кому-то в морду; базовые идеи колбасы, водки и Настоящего Мужика (образ которого политтехнологи идеально воплотили в господине президенте) никуда не девались - просто добавлялись антизападничество, национализм, вождизм и чувство исторического величия (иногда ото всей российской истории, иногда с вычёркиванием истории советской). Патриот и мещанин, кроме того, имели общую способность удовлетворяться от иллюзии (в отличие от либерала, стоявшего в этом смысле на твёрдой естественнонаучной основе) - если по ящику сказано что-то о газовом триумфе, большом экспорте зерна и испытаниях мегасуперпупер-истребителя, стало быть, Россия доминирует на постсоветском пространстве, российское сельское хозяйство кормит весь мир, а армия насыщена грозным новейшим оружием. Я могу объяснить эту странную черту только следствием всеобщей усталости от бесконечных поражений на всех уровнях, от страны до личной жизни: телевизор не сказал ничего плохого и показал кусочек хорошего, значит, будем верить, что всё прекрасно, вон и сосед всё понял и дружбан его тоже. А кто принёс статистику и попытался объяснить, что всё немного не так радужно, тот либерал. Конечно, были у патриота и свои постоянные огорчения - что Русских Людей Обижают и что проклятые либералы, которые так надругались над патриотизмом и русскостью в проклятые девяностые, почему-то ещё по-прежнему во власти. Последнее успешно объяснялось Хитрым Планом - патриот всегда любил книжки про спецслужбы и про мировые заговоры. Первое же могло подтолкнуть патриота перейти в ряды националистов и погрузиться там в отдельные специфические приключения, но я предпочту для простоты картины рассматривать националистов (то есть таких патриотов, которым идея РЛО затмила весь или почти весь остальной букет патриотических идей) просто как часть патриотического кластера.

Коммунист же, как я уже говорил в прошлый раз, собственного лица к этому времени не обрёл, руководствуясь наряду с какими-то коммунистическими идеями солидным на тот момент пакетом совершенно посторонних идей - и при каждом появлении новой общественной проблемы примыкал на положении подозрительного попутчика к либеральному или к патриотическому кластеру. Печальный факт здесь был в том, что даже коммунист в полном смысле слова (то есть руководствующийся чисто коммунистической идеологией) не мог просто так взять и отмахнуться от либерально-патриотической дихотомии - что бы он там гражданам с точки зрения правильного марксизма ни говорил, а те всё равно классифицировали его как либерала или патриота.

Что ещё важно отметить? Терминологию, конечно. Наименование мещанина-обывателя в общем верно подсказывает, чего от него можно ожидать (нужно лишь не забывать, что кроме хапужнической, у его души есть ещё и брутальная сторона). Но с наименованием либерала возникают сложности - образу политического либерала XVIII века наш посконный либерал соответствует слабо. Если же акцентировать внимание на экономическом либерализме и считать, что сложность преодолена, то можно упустить ещё две стороны вопроса: во-первых, наш либерал - версия специального экспортного либерала для колониальных стран и призван обеспечивать здесь периферию западного империализма (и неспроста внезапная чубайсова "либеральная империя" как проект для России прозвучала в своё время странным оксюмороном), во-вторых, он унаследовал эксклюзивную антикоммунистическую совестливость от советской демократической интеллигенции. Ну и, разумеется, если мы говорим о конкретном либерале, а не о либеральном лагере в целом, то многих перечисленных черт у него может и не быть, а политический либерализм, наоборот, быть.

"Патриот" же - слово-обманка в ещё большей степени (и помнится, когда-то давно я об этом писал). Собственно, обманно само понятие политической "Родины", а уж политическое направление "родинизм" может включать в себя самые разные конкретные идеи. Из каких колючек десять лет назад был составлен мэйнстрим идеологии патриотизма в нашем случае? Я бы сказал, что из умеренного русского национализма ("русский, конечно, лучше всех других, но мы совсем не обязательно хотим кого-то другого подчинять, и каждый может записаться в русские, если захочет"), антизападничества (в очень своеобразной форме - там трудно разложить на составные части, когда патриот не любит западные правительства, граждан и культуру, а когда совсем наоборот), милитаризма (тут понятно), убеждённой имперскости и реваншизма ("на постсоветском пространстве без России и русских никуда, да и вообще это бывшая и будущая Россия, а ещё мы вспомним про ОВД и всемирное уважение") на фоне постоянных поражений и очень сомнительных полупобед (например, кадыровское царство), ограниченной лояльности к начальству ("у вас, кроме Владимира Владимировича, всякие козлы сидят, да и Владимир Владимирович... хм... он, конечно, хорош, но всё-таки мало ли что..."), некой приобщённости к русскому культурному и религиозному наследию (то есть Пушкина правда можно любить как поэта, а можно после школы ни разу в жизни не открыть, но знать, что был такой, и гордиться им следует обязательно), предпочтению внешней политики перед внутренней (внутренней так-то вообще можно не интересоваться, за исключением происков либералов), ну и мещанской идеологической базы (потребление очень важно, быть Настоящим Мужиком крайне желательно). Опять же, каждый конкретный патриот мог представлять конкретно свой набор качеств, а ещё уходить в совностальганты, собственно националисты и даже в какие-нибудь национал-демократы aka крокодилисты (в последние мог также уходить и либерал - там враждующие лагеря смыкались). Плюс прекрасная деталь: если в девяностых правящий класс и его сторонники скопом назывались "демократами", то в нулевые это значение слова оказалось как-то очень быстро позабыто - и в результате мы получили якобы двуединый правящий класс с "патриотической" и "либеральной" башнями и две главных идеологических группировки в массах с теми же названиями, но, в отличие от башен, терпеть не могущие друг друга. Случайность? Ой, не думаю.


Теперь вернёмся в 2008 год и понемногу перейдём к практике. Каким образом выделенные (не только мной, но всей нашей народной политологией) группы взаимодействовали с реальностью? Мещанин тогда наслаждался своим маленьким мещанским счастьем: минула первая (и последняя, но он этого ещё не знал) пятилетка относительно беззаботного потребительства, зарплаты растут, ВВП почти удвоен и Португалия почти обойдена, Владимир Владимирович демократически уступил место Дмитрию Анатольевичу, Дмитрий Анатольевич бжжжжж бжжжжж что-то там про малый бизнес и развитие демократии, а ещё про лампочки и часовые пояса, в хоккей впервые за 15 лет выиграли, футбольная сборная в полуфинал ЧЕ вышла, на Евровидении кто-то там от России победил - что ещё требуется Простому Человеку? Либерал ловил позитивные сигналы от Дмитрия Анатольевича, стараясь забыть о продолжающемся присутствии подозрительного Владимира Владимировича. Патриот ловил позитивные сигналы от Дмитрия Анатольевича, правда, будучи внутренне уверен, что на самом деле это благие эманации от Владимира Владимировича. Нежданная обывательская сказка 2008 года, почти совершенные красота и благолепие, лишь немного омрачённая постоянно присутствующим постсоветским фоном жалобных сетований о вороватых олигархах, бесправных гражданах, произволе чиновников, пофигизме ЖЭКов, начальниках-эксплуататорах и злых кавказцах. (Напомню, к слову, что все подобные явления воспринимались и пока ещё воспринимаются большинством не как проблема, которую можно и нужно просто взять и решить, а как бесконечный осенний дождь, от которого нельзя избавиться, а можно только зонтик раскрыть для защиты - и это доказательство расколотости общества и неумении проектировать решения в крупных масштабах). Сказка, заключительным аккордом которой стала грузинская война, официальная картина которой даже либералами в большинстве своём (но не всеми, конечно) была на тот момент принята без особых сомнений и внутреннего сопротивления. Все ждали очередной нерешительной надрывной невнятицы с бестолковым итогом, а тут вдруг взяла и пришла победа над несомненным злобным агрессором, обижавшим маленький, но гордый народ и российских миротворцев. Ух ты, а Россия-то могёт. Ух ты, а тёмные времена-то кончились. Ух ты, мы теперь опять в СНГ хозяева, никаких тут нацистских розовых оранжадов больше не будет, мы теперь сами всем нацистам нацисты... то есть пойдём вперёд к новой жизни. Падкость на иллюзии тогда проявили все лагеря, и даже невнятное завершение войны не смазало общее однозначно благоприятное впечатление от события. (На всякий случай - это я не про себя сейчас, а про сохранившиеся впечатления от окружающих. Я лично тогда смотрел на это на всё преимущественно с удивлением, хотя скорее позитивным - "необычные дела творятся, однако").

Но тут вдруг внезапно пришёл Ужасный Кризис, и сказка 2008 года исчезла так же быстро, как и появилась. Футбольные подвиги, понятное дело, пропали бесследно и остались лишь в памяти любителей этого дела, а вот грузинская война, пожалуй, стала прологом к будущему безумию крымнаша. Патриотичность мещанина, как обычно в таких случаях, подросла; может быть это потом сыграло свою роль в практически всеобщем крымобесии, а может, и так обошлись бы. Что несколько более важно, либеральный лагерь показал, что не настолько уж он колониален, и если что, вполне может следовать идее той самой либеральной империи (отсюда навальновский "Крым не бутерброд" и вообще отсутствие особого желания в либеральных массах непременно отдать назад Крым просто принципа ради). Патриотический же лагерь в который раз продемонстрировал кремлёвской пропаганде, что скормить ему можно сам процесс без особого результата: итогом совершенно осязаемой быстрой и полной военной победы стало что? Грандиозное достижение - сохранение статус-кво Абхазии и Южной Осетии. Более того, патриот даже не смог почесать чувство военного величия русскими танками в Тбилиси, но прекрасно удовольствовался и Поти. От теней тогдашних буркхальтеров патриоты поспешно отвернулись и закрыли глаза ладонями - а ведь выводы на будущее напрашивались.

Самые матёрые либералы и либералы, очаровавшиеся лишь кратковременно, позднее констатировали очевидное - что Россия вела дело к войне точно так же, как и Грузия (помнится, Кох, что ли, тогда составил саму за себя говорящую хронологию предыстории конфликта). В этом смысле интересен намёк на явную необходимость обобщения событий на постсоветском пространстве в путинскую эпоху для всякого желающего разобраться наблюдателя. Это тема очень большая, но если попытаться бегло что-то сказать в рамках этого обзора, то мы можем увидеть явное падение удельного политического веса России на постсоветском пространстве с 2000 года и до настоящего времени (интеграционные процессы в том смысле, в каком их понимали двадцать лет назад - постепенное возвращение в состав единого государства - ныне не ведутся и даже не воображаются, успешно влиять на внутренние политические процессы Россия не в состоянии ни в одной бывшей республике, с Украиной Россия и вовсе находится в состоянии, гм, постмодернистской войны; плюс добавлю такую деталь, как постепенный перевод на латиницу алфавитов среднеазиатских республик). Скорее всего, то же самое можно сказать и об экономических связях, хотя с уверенностью утверждать, что ЕЭП не компенсирует утрату другой части постсоветских рынков, я не буду; в любом случае, экономические конфликты с постсоветскими республиками у России возникают регулярно, и нельзя сказать, что она их успешно выигрывает. А когда произошла эта эрозия влияния? Ответ, по-моему, очевиден. В нулевые годы Россия вмешалась и проиграла первый майдан, после чего провела две газовых войны с Украиной, а ещё до майдана ничего не добилась в истории с Тузлой; пыталась диктовать Лукашенко условия объединения, остановила процесс создания единого государства и провела два газовых конфликта с Белоруссией; проиграла события 2003 года в Грузии и в последующем вела неизменно агрессивную политику по отношению к Саакашвили, в итоге по сравнению с исходной ситуацией утратив Аджарию. Империализмом всё это (и последующую украинскую войну) мешали назвать ровно две субъективные вещи: с точки зрения основной массы патриотов и левых, постсоветская территория не является "чужой", а потому там не может быть российского империализма, а может быть только интеграция; а с точки зрения чересчур разумного наблюдателя, это какой-то низкопробный цирк, потому что приличные империалисты никогда не ведут себя так неизменно тупо и неизменно безуспешно (а в тех случаях, когда всё-таки успешно - боятся брать свой приз и делают вид, что это ненужный мусор какой-то). Тем не менее, обе эти вещи следует отбросить и признать, что ну вот такой вот у России хреновый империализм имеется сейчас и был с самого начала путинской эпохи. Какие империалисты, такой и империализм, собственно.

Но, возвращаясь к общественной мысли, этот факт и сейчас мало кто признаёт - а уж в 2008 году и не думалось так вовсе. В завершение темы добавлю, что всем этим безуспешным империалистическим потугам нулевых в массовом сознании, прежде всего патриотическом, уделялось непропорционально много внимания при минимуме каких-то реальных успехов. В результате мы уже в 2008 году имели суровую фиксацию патриотов на Украине и некоторых других областях постсоветского пространства, отягощённую болью и унижением от постоянных неудач. Это всё и вылилось в украинское безумие с 2014 года и до настоящего времени.

А, и насчёт этики - вот в этом по определению свинском постсоветском клубке отношений периода нулевых годов один совершенно однозначный пример неэтичного поведения России всё же имел место: как можно называть кого-то другом и союзником (в первую очередь Белоруссию), постоянно ведя себя с ним как метрополия с колонией и доказывая, в частности, что дешёвый газ и вообще какие-то преференции союзнику не полагаются - ему должно быть достаточно лишь того, что ему оказали честь называться союзником? Но рыночность либералов и имперскость патриотов сглотнули эту проблему, даже не поперхнувшись. Хрестоматийный вопрос из Кантриболлз "Почему меня никто не любит???!!!" встал у них потом совершенно искренне.

Далее продолжим про предболотные события.
Subscribe

  • Соображения о буржуазной диктатуре

    "Ярлычковая" тема пока что не отпускает. В процессе этого разговора решил более чётко сформулировать, что я думаю по поводу буржуазной диктатуры и…

  • О функциях денег при социализме

    Хочу сохранить это отдельным постом, задолбало каждый раз объяснять, почему летом тепло, а зимой холодно:…

  • О поклейке ярлычков-4

    Заканчиваем. И вот поэтому в заключительной части данной статьи стоит поговорить о сущности социализма и коммунизма. При описании большевизма я…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 31 comments

  • Соображения о буржуазной диктатуре

    "Ярлычковая" тема пока что не отпускает. В процессе этого разговора решил более чётко сформулировать, что я думаю по поводу буржуазной диктатуры и…

  • О функциях денег при социализме

    Хочу сохранить это отдельным постом, задолбало каждый раз объяснять, почему летом тепло, а зимой холодно:…

  • О поклейке ярлычков-4

    Заканчиваем. И вот поэтому в заключительной части данной статьи стоит поговорить о сущности социализма и коммунизма. При описании большевизма я…